Астма, стресс, эмоции

В чем заключается разница между словами «одышка» и «удушье»? Оба симптома достаточно тяжелы и неприятны, но — слово «удушье» происходит от слова «душить», в то время как слово «одышка» — от слова «дышать». Соответственно, слово «удушье» изначально имеет негативный эмоциональный заряд. И не случайно, что при равных показателях функции внешнего дыхания стабильная одышка при ХОБЛ вызывает меньше тревоги и страха, чем приступ удушья при бронхиальной астме (БА).

«К большому сожалению, немногие терапевты, лечащие астму, рассматривают возможность того, что что-то помимо легких может быть значимым в этом заболевании.»
— Ричард Дэвидсон, профессор Университета Висконсин-Мэдисон, Center Of Healthy Mind

Роль психических процессов в развитии и течении БА известна с незапамятных времен, это одна из первых «моделей» психосоматических заболеваний. Значение личностных особенностей и психологических конфликтов в генезе БА безусловно важна. Однако для больного и для врача, работающего с больным БА важны преимущественно прикладные аспекты влияния психологического статуса и эмоций пациента на течение заболевания.

Сам факт наличия БА и оценка тяжести течения заболевания во многом субъективны и основаны на восприятии пациентом своих ощущений, формально именуемых приступами удушья. Теоретически — врач, наблюдающий пациента, может никогда не присутствовать при развившемся приступе, и его действия будут основаны преимущественно на словах, которыми пациент описывает свое состояние, т.е. на восприятии пациента. Понятие «восприятие симптома» в данном случае становится ключевым. Неточная оценка состояния пациентом может в равной степени приводить к задержке в оказании медицинской помощи (недооценка, позднее обращение к врачу), так и к избыточному объему терапии (переоценка, драматизация нарушений дыхания). Причем недооценка встречается намного реже.

Из повседневного опыта всем известны два факта. Первый — разные люди по разному переносят неприятные ощущения. Кто-то спокойно может воспринимать болевые ощущения, которые у другого человека вызывают «нестерпимые страдания», и в равной мере это относится и к дыхательному дискомфорту при БА. Повышенное, избыточное восприятие симптома ни в коей мере нельзя считать симуляцией или исключительно истерической реакцией, к чему склонны некоторые врачи. Это лишь следствие «выкрученного на максимум» регулятора чувствительности в центральной нервной системе.

Второй безусловный факт — эмоциональное состояние человека влияет на восприятие телесных ощущений. В плохом, подавленном или тревожном настроении и болит сильнее и дышать тяжелее. Высокая частота депрессивных состояний при хронической патологии тому подтверждение.

В соответствии с биопсихосоциальным подходом к медицине, упоминаемом на этом сайте, приступ удушья при БА складывается из нескольких составных частей или этапов, имеющих значение для пациента:

  • Фоновое эмоциональное состояние (например, «тревожное ожидание» приступа удушья, пациент «прислушивается» к своему состоянию, трактуя малейшие изменения ритма дыхания, как начало приступа);
  • Объективное нарушение бронхиальной проходимости в любой степени (приступ удушья);
  • Адекватный или неадекватный уровень восприятия дыхательного дискомфорта и немедленная эмоциональная реакция (тревога, страх);
  • Когнитивная и поведенческая реакция (необходимость немедленного лечения, вызова скорой помощи, избегание провоцирующих факторов и сложных ситуаций)
  • Принципиально важный момент: все перечисленные факторы обладают свойством взаимного потенцирования.

Самый простой пример — учащение и углубление дыхания (гипервентиляция) при выраженной тревожности является фактором провоцирующим и усиливающим нарушения бронхиальной проходимости, в свою очередь затруднение дыхания вызывает тревогу и страх.

Хронический стресс приводит к возникновению хронического воспаления и клинически выраженной симптоматики. Симптомы — затруднение дыхания в нашем случае — сами по себе являются мощным стрессирующим фактором. Круг замкнулся, и через некоторое время после формирования клинической картины становится непринципиальным, что именно явилось «пусковым» фактором в возникновении болезни, стресс или, например, ОРВИ. Можно сказать, что каждый последующий приступ затрудненного дыхания запускает новый виток развития заболевания.

Естественно, нейро-иммунно-эндокринные взаимоотношения при БА гораздо сложнее, однако принципиально важным является факт постоянного взаимно усиливающего влияния физических изменений (бронхиальной обструкции), степени и точности их восприятия, эмоциональных реакций и поведенческих стереотипов.

В лаборатории Ричарда Дэвидсона, одного из наиболее продуктивных нейроученых, была выявлена связь нейронных контуров, активирующихся при стрессе, с активностью воспалительных реакций в слизистой бронхов. При астме передняя поясная часть коры головного мозга и островковая доля большого мозга становятся избыточно чувствительными к эмоциональным и физиологическим сигналам, что может приводить к ухудшению течения и контроля астмы при эмоциональном напряжении. Провоцирование воспаления стрессовыми ситуациями и обратная зависимость, доказанные Дэвидсоном, подтверждают наличие тесной двусторонней физиологической связи между эмоциональным состоянием и течением астмы.

«Мы пока не завершили исследования, но видим, что симптомы астмы драматическим образом уменьшаются. Мы не можем сказать, что вылечили этих людей. Но их болезнь практически не дает о себе знать».
— Ричард Дэвидсон, профессор Университета Висконсин-Мэдисон, Center Of Healthy Mind

Полученные данные свидетельствуют о том, что для полного контроля астмы не всегда достаточно традиционной базисной терапии. Руководимый Дэвидсоном Center for Healthy Mind в Университете Висконсин-Мэдисон на протяжении пятнадцати лет очень продуктивно разрабатывает методы терапии на основе практик осознанности (майндфулнесс). И одним из динамично развивающихся направлений является терапия астмы и других нарушений дыхания.

«В течение многих лет психологические аспекты болезни не оценивались, а влияние психики на течение астмы было лишь умозрительным. Теперь мы понимаем, что между астмой и событиями в головном мозге существуют вполне определенные связи. Уточнение характера этих взаимодействий принесет новое понимание того, как более эффективно лечить астму».
— Уильям Буссе, один из наиболее авторитетных пульмонологов мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *